четверг, 27 октября 2016 г.

Духовная поэзия

По просьбам наших читателей, продолжаем публиковать стихи участников поэтического праздника "День духовной поэзии", прошедшего в Кинешемской епархии 21 марта 2016 г. 
Нам любезно предоставила свои стихи монахиня Досифея (Ирина Виноградова).


              Юность моя

Я выросла в кругу мальчишек,
И был мне близок мир лихой,
Как много синяков и шишек,
Несла я каждый день с домой.

Ребята часто забывали,
Что есть девчонка среди них,
Мне гол в ворота забивали,
Делили завтрак на троих.

Меня подруги не любили,
Уж слишком я была иной,
Мы в тире время проводили,
Простреливая свой покой.

На деньги первые, признаюсь,
Купила дикий мотоцикл,
По ветру косы развевались,
Венчая приключений цикл.

С друзьями лихо мы гоняли,
По землям области родной,
Лишь только Бог, наверно, знает,
Как всё ж осталась я живой.

Горела яркою свечою,
То вразумлял меня Господь,
Тонула в Волге под баржою,
Но Ангел спас дурную плоть.

Я в стройотряде «отдыхала»,
Уют, презревши и покой,
И дискотек не признавала,
Мне нравилось бродить одной.

Я рисовала ночью тёмной,
Мне с детства близок красок тон,
Отрадой были мне огромный
Мир книг и друг аккордеон.

Любила с ветром я промчаться,
На мотоцикле по утрам,
Чтоб снова с местом повстречаться,
Где виден белый, древний храм.

Там становилась я хорошей,
Был луг в цветах и лес кругом,
Мне солнце гладило ладоши,
Под сладкий колокольный звон.

Но вновь летела сквозь туманы,
Где жизнь нещадно больно бьёт,
И слёзы проливала мама,
Что дочь беспутною растёт!

Троице - Успенский собор.

Храм Святой!
Как волнуется сердце,
Когда вижу твою красоту!
Я тепло к тебе чувствую с детства,
Заполняя души пустоту.

На крутом берегу синей Волги,
Ты как лебедь волшебный паришь,
И судам проплывающим долго,
Вслед святыми глазами глядишь.

Повидал за свой век ты немало,
И плохих и хороших людей,
Помнишь, Кинешма городом стала,
И как страж ты поставлен над ней.

Первых фабрик ты видел рожденье,
Новой жизни крутой поворот,
Неустанное «смычки» движенье,
Через Волгу возившей народ.

Видел ярмарку в красках весёлых,
Что Кустодиев нам описал,
У подножия вала обновы,
Кинешемский народ покупал.

Пережил ты и боль униженья,
Вдруг лишившись надёжных друзей,
Будто сосланный на отселенье,
Ты мирянами звался «музей».

Тяжела нанесённая рана,
Но излечен любовью людской,
Возвышается гордо и прямо,
Наш собор над великой рекой.

И я верю, что долгие годы,
Вдоль по Волге из дальних сторон,
Будут белые плыть теплоходы,
Под священный малиновый звон!

                В храме.

 Плачут свечи, роняя слёзы,
На подсвечников медные лица,
В храм спешу, чтоб в стихах и прозе,
Там в грехах своих повиниться.

Припаду я к иконе святой,
Сердце радостно вдруг забьётся,
И увижу как Дух крылатый,
Светлый Ангел, мне улыбнётся.

Мне не надо дворцов и злата,
Ведь душа поёт Славу Богу,
Так легка она и крылата,
Когда вижу я к Храму дорогу!

     Утро в храме

В храм я пришла под распев ветров злых,
И оказалась одна средь святых.
Вдоволь с иконами поговорила,
Всё им поведала, что со мной было.

Тихо шаги мои в храме звучали,
Колоколам как бы в такт отвечали,
Хоть бы пришёл поскорей кто-нибудь!
Радостно было и страшно чуть-чуть.

Нет ни знакомых, нет ни друзей,
Свечи и я. И отец Досифей.
В томных лампадок светлые блики
Смотрят младые Ангелов лики.

Здорово всё же встречать здесь рассвет,
Даже когда никого рядом нет.
Воздух святой торжество навевает,
Звуки молитв к небесам посылает.

          Воздвижение Честнаго Животворящего креста

Сегодня как будто из красочной сказки,
Со всенощной я возвратилась домой,
В глазах всё мелькали волшебные краски,
А в сердце теснились восторг и покой.

Не зря ощипала я клумбу у школы,
В охапку, что еле смогла дотащить,
Кивал всем с улыбкой букет тот весёлый,
Он знал, его будут на счастье дарить.

Корзины цветов и порыв вдохновения,
Молитвы напев обжигает уста,
Как трудно мне вновь, хоть на миг, на мгновение, 
Глаза оторвать от святого креста.

Седой настоятель все стороны света
С торжественным видом крестом осенил,
Чтоб было нам в жизни побольше успеха,
Здоровья и счастья, и творческих сил.

Священники, в праздничных ярких одеждах,
На крест возливали молитвы веков.
Святая вода, как блаженная нежность,
Стекала с креста на головки цветов.

И снова звучат с нарастающей силой,
Слова величаво молитвы простой.
Мы просим у Бога: «Господь нас помилуй!
И к праведной жизни дорогу открой!»

Цветы озирались восторженным взглядом,
Волнуясь, что ждёт их ещё впереди,
И каждый из нас, получив их в награду,
Сиял, прижимая на счастье к груди.

        СЕКРЕТ ХРАМА.

Откуда ты, южный пришелец,
Красивый и стройный каштан?
Какие ветра, иль метели,
Тебя занесли жить в наш храм?

Быть может, что кто-то весною
Тебя посадил из зерна,
И холил с заботой святою,
Не зная покоя и сна.

А может быть, прутиком робким,
Из ласковой тёплой земли,
В закрытой картонной коробке
Тебя на мороз привезли?

  Дрожал ты всем тоненьким телом,
  И капали слёзы к ногам,
  Но чутко и очень умело 
  Растил тебя праведный храм.

  Здесь с клёнами ты подружился,
  С цветами водил хоровод,
  И в вальсе снежинок кружился
  Под яркой звездой в Новый год.

  Под сенью твоих чудных листьев
  Стоит часто много людей,
  И видя твой плод необычный,
  Гадают: «Откуда и чей?»

  А ты им в ответ лишь качаешь
  Красивыми ветками вслед,
  Но тайну открыть не желаешь.
  Пусть будешь ты храма секрет!
                    
                    В соборе

Сюда прихожу я, как в сказку живую,
И жжёт мне дыхание храма краса.
В счастливом волнении икону целую
И слышу я древних времён голоса.

В загадочный мир я опять попадаю,
Где учат безгрешно и праведно жить,
И снова в волнении я забываю
Смиренно и кротко глаза опустить

Наверно, я слишком натура земная,
На всё с удивленьем взираю в упор,
Подчас холодок по спине пробегает,
Коль красками звуков пленит меня хор.

Тогда забываю про гул за спиною,
Не слышу дешёвого звона монет,
Вослед уношусь за молитвой святою,
Туда, где грехов и бесчестия нет.

Ношусь в дивных вихрях молитвы и света,
Совсем о реальности мира забыв.
Вопросы, вопросы…
И реже ответы.
Дай Боже скорей разобраться мне в них!

       У иконы «Казанской» Божией Матери

                    Ноябрьское утро.
                    Молебен в часовне…
                    Я взгляд не могу 
                    Оторвать от иконы.

Как будто живая 
С иконы смотрела
На нас Пресвятая
Пречистая Дева.

Тепло по рукам
У меня пробежало… 
Как мало я знаю,
                                    Как верю я мало!

Ведь это Она
От невзгод охраняла,
Спасала меня, 
От врагов защищала.

И в скорби и в радости
Мне помогала,
Ругала, любила,
На путь наставляла.

Глаза Её будто живые сияли,
На доброе дело благословляли.


У образа Николая Чудотворца

Всегда смотреть с любовью рада
На Чудотворца образа.
Могу сравнить с отцовским взглядом
Его священные глаза.

В них вижу я огонь и нежность,
Любовь и радость, боль и гнев,
В них наказанья неизбежность
И доброе тепло утех.

Он знает всё: как поступить мне,
Какой дорогой мне идти,
Как не погибнуть в этой жизни,
Каких друзей, подруг найти.

Он добрым светом освещает
Мой путь по жизни день и ночь,
Со мною вместе он страдает,
И балует меня как дочь.

Грозит мне властною рукою,
Когда с пути схожу в туман,
Когда подружатся со мною
Злословье, блуд
Иль злой обман.

Он как отец меня накажет,
Ведь я не ведала отца,
Жить буду так, как он мне скажет,
В мольбе и вере до конца.



               Снегопад

Третий день снежинки кружит
Зимней вьюги канитель,
Заметает лёд и лужи
Белоснежная метель

Город чистый, будто сказка,
В меховой наряд одет,
Снег засыпал белой краской
Одинокий ранний след.

Чудный снег легко кружился,
Будто бабочек поток,
Мне на голову свалился
С ветки радостный сугроб.

Настоятель добрым взглядом
В храм войдя, благословил,
По утру: «Со снегопадом!»
Нас поздравить не забыл.

Как земля прекрасна стала,
Будто нет греха на ней,
Словно не существовало
Грязных, мокрых, серых дней.


    Рождественский вечер. 

Пришло Рождество! 
В небе месяц смеялся, 
Он службу ночную 
Светить собирался. 

Мороз,  вдруг проснувшись, 
На реках трещал, 
За нос и за уши 
Прохожих хватал. 

А небо, как будто бы 
Краскою темной, 
Покрасил художник 
Вмиг кистью огромной.

И звезды развесил  
У самой земли, 
Чтоб людям смогли 
Заменить фонари. 

Чтоб всем улыбались,
Светились и пели, 
 В серебряных  красках 
Веселой метели. 

Их, верно, отмыть керосином и пемзой, 
Господь 
К Рождеству  
Приказал, непременно. 

Чтоб празднично стало 
В душе у людей, 
И муза играла 
На струнах ветвей. 

Был воздух прозрачен 
И полон блаженства, 
Так чист и безгрешен, 
Как сердце младенца.

         Собачья радость

Мороз трещал, глумился ветер
И зло снежок колючий нёс,
С надеждою смотрел на встречных
Большой, лохматый рыжий пёс.

Он снег рыхлил замёрзшей лапой,
И холод разум затмевал,
Из пасти жадный голод капал,
В сосульку тут же замерзал.

Он не хотел прослыть невеждой,
Смотрел в глаза, поджав бока,
А чёрный нос ловил с надеждой
Лишь запах с мясом пирожка.

Пёс всею шкурой жаждал чуда
Здесь, на земле, не в облаках.
Давай добро дарить повсюду,
Коль держим мы его в руках.

Мне стало жалко бедолагу,
И в миг в кармане звон монет
Сменил, завёрнутый в бумагу,
Горячий, лакомый привет.

Схватив пирог зубами крепко,
Пёс скрылся в снежной пелене,
Лишь хвост лохматый, будто ветка,
Сказал без слов: «Спасибо!» мне.

Я улыбнулась.
В полумраке
Блестели круглые глаза.
От моря счастья - у собаки,
От чувств иных – у продавца.


                   Снегири.

К восхищенью прохожих, на ветках, 
Словно яблоки цвета зари, семя клена, 
Как дети конфетку, 
Смаковали в мороз снегири. 

Шумно братия вслух обсуждала 
С воробьями веселый пикник, 
Нагло лакомый корм отбирала 
У хозяина серого вмиг .

Явно хвастаясь ярким нарядом, 
Поправляя крылом модный фрак, 
Свысока обвели гордым взглядом 
Воробьиный крестьянский армяк. 

Как прекрасны вы, Божьи  созданья! 
Пламя перьев на белом снегу 
Ввысь взметнулось, на солнце сверкая, 
Приглашая включиться в игру .

Лишь один был животиком серый, 
Посмеялась природа над ним, 
Но не знал он об этом, и смело, 
Вслух насвистывал 
Бравурный  гимн. 


            Любимый цвет

Белый цвет, как платье юной девы,
В белый пух одетые дома.
Будто в царстве Снежной королевы
Ранним утром оказалась я.

Белый цвет мне душу окрыляет,
Очищает грешные мечты,
И  вдали приветливо мигает
Мне такси из белой пустоты.

Белые деревья, как с картинки,
Белых окон удивлённый взгляд,
И тихонько белые снежинки
Мне, кружась, на голову летят.

Утонуть люблю в тумане белом,
И берёзку белую обнять,
В синем небе голубь белый, белый,
Мир крылами пробует объять.

Белый цвет – цвет Ангела Христова,
Цвет невинности,
И детской чистоты,
Моего цвет имени святого,
Цвет далёкой искренней мечты.

Ткут ковёр хрустальные снежинки,
Рассыпая перед миром всем,
Сквозь стекло бросают мне смешинки
Шапки белых  мокрых хризантем.

Белый храм тепло меня встречает,
Дарит мне молитвы торжество,
И огнями радостно сияет,
Словно наступило Рождество!


                Свечи. 

Я смотрю, как сгорают свечи, 
И становится больно глазам. 
Чьей-то жизни в них путь отмечен, 
Чье-то горе и чья-то слеза.

 Чье-то счастье пылает ярко,  
Будто хочет умчаться ввысь, 
И становится сердцу жарко,
Значит, искры молитв зажглись. 

Пред иконой священной свечи, 
В круг собравшись, за руки взялись, 
И тихонько заветные речи, 
Из сгорающих уст полились. 

Все грехи ,что отпели стройно,
Посылали они в небеса, 
И мерцали во тьме спокойно  
Золотые подруг волоса. 

Был святой хоровод прекрасен,
Он молитвы дыхание нес, 
Но подругу в их хор горячий 
Жизни ветер на счастье занес. 

И она залилась слезами, 
Как девчонка в ночи густой,  
Будто грязными кто-то руками, 
Вдруг нарушил невинный покой. 

Плачь, свеча! Чтобы эти слезы 
Растопили бездушия лед, 
Плачь за тех, кто в неверия грезах, 
По земле без Христа идет.
                   
  Жить хочу в дали от мира. 

Жить хочу в дали от мира, 
 Под опекою лесов, 
Чтоб покой мой глушь хранила, 
 Защищала от ветров. 

Быть хозяйкой в чаще темной, 
Понимать шмелей и пчел, 
Чтобы серый волк бездомный 
«Маму» вдруг во мне нашел. 

Чтоб задиры-медвежата, 
Злой кабан и кошка рысь, 
Как домашние котята 
Предо мною улеглись. 

Чтобы утром не будильник 
Разгонял сна облака, 
А горластые распевы  
Молодого петуха. 

И с молитвою признанья 
Лес дарил букет цветов,
А любое пожеланье 
Был бы выполнить готов. 

Слушать песнь отца Романа,
Житие святых узнать, 
Встать по утру рано-рано, 
Чтоб молитвы почитать. 

Ледяной испить водицы, 
Что в хрустальном роднике, 
И в тиши лесной молиться 
О живущих на земле.



                    
Часто слышу вопрос удивленный: 
«Что ты делаешь в храме святом? 
Что за горе иль грех не прощенный, 
Гонят утром тебя в Божий дом?».

  С головой, будто я раздружилась, 
Без стеснения лепят в лицо, 
От безделья умом помутилась, 
Иль подкинут покрепче словцо.

Я не спорю. 
Мне просто их жалко, 
И молюсь я о них по ночам, 
Море радости, силы и счастья 
Дарит мне каждый день старый храм. 

Не поймут, коль в душе у них пусто, 
Что не только печаль и беда, 
Неземное безмерное чувство 
Ранним утром торопит сюда. 

Ведь душа не застолья желает 
Не TV и не праздничный сон,  
А молитвы слова повторяет 
Под зовущий малиновый звон. 

Несравнимо не с чем - то блаженство,
Что поутру во храме царит, 
Запах ладана, звук совершенства, 
Кружит голову, душу пьянит. 

Силу дарит Святое Причастие,       
Душу радует мне строгий пост, 
Здесь, в молитве святой, море счастья, 
Свет зовущих загадочных звезд .




      Троице – Сергиева Лавра

Святая обитель. Священная Лавра,
Заботливой матерью стала мне ты.
Под светлою аркой я робко, но прямо
Прошла в мир далёкой и детской мечты.

Тут всё как во сне.
Белоснежные храмы.
Блестят купола красотою златой!
Часы колокольни вещают упрямо
Нам годы и дни здешней жизни святой.

Как в городе сказки, цветы и газоны,
И кротких монахов завидная стать,
Здесь воздух молитвой веков напоённый,
И хочется честной и праведной стать.

В «Иконную лавку» стояла часами,
Чтоб близкую сердцу икону достать.
С каким же трудом, обливаясь слезами,
Училась Евангелие ночью читать!

Я в храме Успенском свой крестик святила,
Мы дружимся с ним не один уже год!
Хранит он святыни волшебную силу,
Что в жизни меня от невзгод бережёт.

Ведь здесь Патриарх всей Руси Святый Пимен
Священным крестом путь мне в жизнь осенил
Как будто к себе под крыло меня принял
И к вечному счастью врата отворил.

Из Лавры открылась дорога прямая
Мне в мир чистоты и блаженных чудес.
Шла долго, то падая я, то вставая,
Пока в наш собор не дошла, наконец.


  Хочу в цветах я видеть храм.

  Хочу я видеть храм в цветах, 
  Чтоб сердце радость наполняла,
  И песня чудных райских птах, 
  Всем людям душу окрыляла. 

  Чтоб среди снега пустоты,
  Пока деревья не проснулись, 
  На клумбе первые цветы 
  Поутру людям улыбнулись. 

  За солнцем искристым во след
   Водили яркими глазами,  
  Подружке-бабочке: «Привет!» 
  Шептали нежными устами. 

  Чтобы ленивый, теплый шмель 
  Вдруг не на шутку растерялся,
  И под веселую капель
  Весенним медом объедался. 

  Чтобы бродяга-друг каштан, 
  Любуясь яркой красотою, 
  Подслушав их беспечный гам
  Кивал от счастья головою. 

  Хочу в цветах я видеть храм! 
  Растрепанных и гордо стройных,
  Чтоб всем от разноцветья гамм, 
  Уютно стало и спокойно.

  Хочу, чтоб в капельках росы 
  Играло солнце чудным светом,
  И утром мокрые цветы  
  Встречали прихожан приветом. 

  Любите, люди, грешный мир. 

  Любите ,люди друг друга, 
  И в радости  и в скорбный час, 
  Когда вам приходится туго, 
  Иль счастье порадует вас. 

  Поможем же людям решиться, 
  И дай им в том смелости Бог, 
  Впервые перекреститься, 
  Шагнуть через храма порог. 

  Они, как на новой планете, 
  Как в море без карты суда, 
  Они, словно малые дети,
  Вам с робостью смотрят в глаза. 

  Как трудно им встать на колени, 
  И даже молиться порой .
  Не нужно винить нам их в лени,
  То зло породил прежний строй.

  Им трудно в грехах повиниться,
  Священнику душу открыть,
  Не ведают, как причаститься,
  Как благостно руки сложить.

  Не злобствуйте и не ворчите,
  Вы в души взгляните людей,
  Ведь здесь - вы их первый учитель,
  Носитель Христовых идей.

  Улыбкой вы их подбодрите,
  Тихонечко дайте совет,
  В глаза им тепло посмотрите
  И встретите добрый ответ.

  Любите, люди друг друга,
  Пусть зло в ваших душах умрет,
  И как бы вам не было туго,
  Любите свой грешный народ.

     Крестовоздвиженский храм 
                    в Палехе. 

Есть в Палехе древнем,
Как память летам, 
Святой и прекрасный 
Воздвижения храм. 

Там древние фрески
На стенах царят,
Вокруг создавая 
Веков аромат. 

Однажды на Троицу 
В храм я зашла,
Восторгом и страхом 
Объята была,

Цветами весь пол был укрыт 
И травой, 
А воздух вещал 
Торжество и покой. 

Спокойно монахов  
Звучат голоса,
Как нравится мне 
Их святая краса. 

И ласковый взор 
Их внимательных глаз, 
Большой кругозор, 
Интересный рассказ. 

Мальчишки приходят 
Сюда, как домой, 
За юным монахом 
Шагают толпой. 

 Пленила их древнего 
Храма краса,
И чисто в молитве 
Звучат голоса.

Здесь любят людей 
И своих, и чужих,
Желают им счастья 
В молитвах живых, 

И смотрит седой храм 
С надеждой на них, 
Святыми глазами 
Престолов своих.


           В воскресной школе . 

Всю неделю воскресенья 
Я теперь, как в детстве жду.
Несмотря на настроенье, 
Снова в школу я иду. 

Нет звонков здесь, друг-приятель,
Перемен и шума нет, 
Здесь наш храма настоятель,
Проливает в души свет.

Как Священное Писание  
Надо правильно читать 
                  Что для душ вредно гаданье, 
                  Про святых, про Божию Мать.  

Как молиться, как креститься,
Где отдать земной поклон, 
Что в штаны нельзя рядиться,
Губы красить в Божий дом.

Вслед учителю вздыхаем, 
Трудно имидж нам менять,
Но, конечно, выполняем,
Чтоб его не огорчать. 

Про грехи и про смиренье 
Мне читать всю ночь не лень,
Я хочу, чтоб воскресенье 
Наступало каждый день.

            В память о друге.  

                     Упала весть, как гром с небес,
                     Что умер друг наш «школьный»,
                     В тот миг затмился солнца блеск 
                     И сердцу стало больно.

                    Ушел хороший человек,
                    Товарища не стало,
                    Как по родному, по нему
                    Я слезы проливала.

                    С утра, в церковные врата,
                    В последний раз, проститься,
                    Его ввезли, на образа
                    Безмолвно помолиться.

                    Расстаться с грешною землей,
                   Душой предаться Богу
                   С молитвой Троице Святой
                   Отправиться в дорогу.

                   Под плач свечей лежит один,
                   Последний раз на службе.
                   Народ монеты на помин
                   Несет на гроб по дружбе.

                   Ему десятку протянуть
                   Мне показалось диким,
                   Мой друг! Тебе кладу на грудь 
                   Две красные гвоздики.

                   Как капли крови алый цвет
                   На черном покрывале
                   Их скорбь продлит молитвы след 
                   О кротком Иоанне. 

                    Мы в жизни так порой черствы, 
                    Людей не замечаем, 
                    Их ценим со слезами мы ,
                    Как только потеряем. 

             Ваши глаза. Протоиерею Алексею Тумину

Люблю смотреть в глаза я Ваши,
В них целый мир кипит порой,
То солнца свет веселый пляшет,
То тучи темные с грозой.

Бывает, горькие морщинки 
Их будто сетью оплетут,
Подчас и злобные снежинки
В них словно искры промелькнут.

Темны как ночь, когда серьезны,
Живет в них Божия благодать. 
                     По ним, как по Писанию можно 
                     О Вашей жизни прочитать. 

                     Но я люблю глаза другие, 
                     Когда горит в них добрый свет,
                     Они, как небо, голубые, 
                     Благословляют всех в ответ.


            В день 8го Марта

Как стало модно в мире грешном
Свою машину освятить,
Шикарный офис, дом, конечно,
И про квартиру не забыть.

Ну а сегодня чудо было,
На развлеченье прихожан,
Мужик привёл во храм кобылу,
К принятию священных ванн.

Он в женский праздник милой даме
Решил воздать подарок свой,
Очистить душу в Божием храме,
И с радостью пойти домой.

Она стояла с удивленьем
Тараща тёмные глаза.
Отец Владимир с умиленьем
Кропил ей впалые бока.

Скотинка вздрагивала телом,
Была холодною вода,
Но батюшка Владимир смело
Ходил от морды до хвоста.

Закончив свой обряд с конягой,
Меня святой отец засёк,
Промолвив: «Благодати надо?»
Облил от головы до ног.

Спасибо, добрая лошадка!
Ты приходи в наш храм опять,
С тобою весело и сладко
Я разделила благодать.


Светлое Христово Воскресение

Земля распахнула зелёные очи,
Приветствуя мир первозданной листвой.
Утыканы звёздами майские ночи,
Над миром блаженствует праздник святой!

Христа Воскресение!
Великая Пасха!
Играют волшебным лучом небеса.
Заря улыбнулась весеннею краской,
Взгляни же, вокруг неземная краса!

Рождается жизнь и ликует природа,
Птиц радостным пеньем звенят небеса,
Сверкают весенние шумные воды,
Приветствуя день Воскресения Христа!

Весёлый народ
Праздник в храме встречает,
Торжественно Господа хвалит с небес,
И вновь, как молитву, слова повторяет:
«Воскрес Вседержитель!
Христос наш воскрес!»

Божественный праздник плывёт над Россией,
В дом каждого солнцем является он.
Становится сердце добрей и счастливей,
Заслышав церквей золотой перезвон!


                            Вторник светлой седмицы.

                          Сбылась мечта моя сегодня,
                          И я от счастья без ума!
                          Я целый час на колокольне
                          Звонила празднику сама.

                          Христос Воскрес!
                          Вдруг улыбнувшись,
                          На ветках птичий хор звенел.
                          Христос Воскрес!
                          Как бы проснувшись, 
                          Мне старый колокол подпел.

                          Там, сверху, видела я крыши,
                          Поля, заволжские леса,
                          Как гимном Богу небо дышит 
                          И льются песен голоса. 

                          Христос Воскрес!  Душа кричала 
                          Как хорошо на свете жить! 
                          А, мне казалось, звона мало, 
                          И не хотелось уходить.


                                  День рождения.

                Я родилась весной, в день 13 мая,
                Когда, словно проснувшись, природа цвела.
                И хозяйка-заря, чудесами играя,
                Путь, лучом осветив, в храм святой повела.

                Он тепло меня встретил Священным Причастием,
                Добрым словом священников, душу согрев, 
                И открылась пред миром душа моя настежь,
                Обнял, нежно коснувшись, молитвы распев.   

                Я забыла про все, про дела и заботы,
                Лишь священный напев сердце радовал мне.
                В мире прошлом остались земные заботы, 
                Я летела в торжественном праздничном сне.

                Подари же Господь мне любви и смиренья,
                По молитве святой честно, праведно жить,
                Пусть покинут меня суета и сомненья,
                И научится сердце безгрешно любить. 

                День рождения нынче я в храме встречала,
                Под лампадок напев и свечей хоровод.
                Лучше праздника в жизни поверьте, не знала,
                Дай же Бог здесь мне встретить 
                Свой следующий год. 

                                  Святая Троица. 

                      Святая Троица!
                      Играет синь небес!
                      И солнце поутру в лучах купалось.
                      Я в храм вошла, как в добрый теплый лес,
                      Вздохнула глубоко и ввысь умчалась.

                      Сквозь сень листвы пробралось солнце к нам,
                      Березам заплетало косы,
                      И каждый листик радугой блистал,
                      Так нежатся хрустальным утром росы.

                      «Царю Небесный» - голос прозвучал,
                      И подхватил его мгновенно каждый, 
                      Распев молитв березами шуршал
                      Цветы на прихожан смотрели важно.

                      Дух праздника под сводами витал,
                      И сердце к Богу песню возносило.
                      Листочек каждый нежно трепетал
                      В лучах святою наполняясь силой.

                      В глазах людей блаженство и покой,
                      В руках цветы и веточки березы.
                      Святая Троица!
                      Любимый праздник мой!
                      Святой воды в листве играют слезы.

                      Природа снова силу обрела,
                      Одела землю дивным покрывалом.
                      Святая Троица! 
                      От радости земля
                      Теплей, счастливей и нарядней стала.


                     
                                     Летняя ночь.

                   Сложили деревья упрямые ветки,
                   С задиристым ветром, прервав толкотню.
                   Поток комаров, как десант из разведки,
                   Загнал по домам до утра ребятню.

                   Задумался пруд, красотой наслаждаясь,
                   От радости белым туманом кадит.
                  Дозор камыша сонный мир охраняет,
                   Как в зеркало, месяц растущий глядит.

                  Лесные цветы вниз головки склонили,
                  Как будто стесняясь своей красоты.
                  Хрустальные капли к ногам положили,
                  Полей ароматы в наш дом принесли.

                  Раскинулась ночь, засыпает природа ,
                  Кружит у костра лишь ночной мотылек,
                  Лягушки выводят хвалебные оды,
                  Приносит прохладу ночной ветерок.

                  Из леса кукушка судьбу нам пророчит,
                  Ей нравится зимы и весны считать.
                  Года раздает, кому сколько захочет,
                  Кому 50, а кому только 5.

                  Заснула природа. Земля отдыхает
                  От знойного, пыльного, летнего дня,
                  Но солнца лучи вновь глаза открывают,
                  Июньская ночь!
                  Как же ты коротка.


                                    Рождаются храмы.

                       Рождаются храмы, проснулась земля,
                       Умылась людской добротою.
                       Приветствуют солнце ромашек поля
                       Пленяя своей красотою.

                       Святыми глазами деревня глядит,
                       В зеленой листве утопая,
                       Дымками костров сумрак ночи кадит,
                       Добра аромат создавая.

                       Леса, перелески и снова поля,
                       Ручей синевой улыбнулся,
                       Звенят над цветами детей голоса,
                       Лес словно от спячки проснулся.

                        Рождаются храмы, встают из руин,
                        На солнце, блестя куполами,
                        Воскрес на пригорке святой исполин,
                        Молитвой, здороваясь с нами.

                        Растут на полях золотые стога,
                        И ветер их косы колышет,
                        Красавица Русь!
                        Нет роднее тебя!
                        Дыханье твое сердце слышит.




                             К святому Леонтию.

                             По родному краю,
                             По святой сторонке,
                             Наш автобус резвый
                             Набирает ход, нежные березы,
                             Как в кругу девчонки.
                             На поляне водят дружный хоровод.

                             Розовое поле
                             Прямо перед нами,
                             Словно вдруг попали
                             В среднерусский рай,
                             Ветерок играет
                             Жаркими цветами,
                             Нежится под солнцем
                             Яркий иван-чай.

                             А с пригорка храмы
                             Солнцу улыбались,
                             За людей молитвы 
                             Возносили ввысь, 
                             Птиц веселых стаи 
                             В облаках купались,
                             Песни над полями 
                             Далеко неслись.

                             О, святой Леонтий,
                             Мы к тебе с поклоном.
                             Ты прими нас грешных 
                              В свой прекрасный храм.
                              Помолиться миром 
                              Дорогим иконам,
                              Сердцем прикоснуться 
                              Ко святым мощам.

     У мощей нетленных
     Богу обещали
     Праведно, смиренно
     И безгрешно жить.
     С батюшкой акафист
Пламенно читали,
Помоги, Леонтий,
Всех людей любить.

По крутой тропинке 
Робко мы спустились
На источник чистый,
Что в тиши лесной,
Ледяной водою
С головой омылись,
Душу окрылили песнею благой.

Добрыми словами,
Дружеской улыбкой
В путь благословил нас
Сам отец Андрей.
Как сиянье солнца
Храм в тиши российской,
Добрый след оставил 
Ты в душе моей.


                        Плес.

Темные сосны, как стражи лесные,
Высятся гордо над самой водой.
Край мой родной, дорогая Россия,
Смотрится в волжский простор голубой.

Солнечной песней березовой рощи
Встретил нас дивный песчаный откос,
В гуще листвы, где пичуги пророчат,
Спрятался сказочный, маленький Плес.

Город туристов, блаженства природы,
Сердце пленяет твоя красота, 
Плещут о берег хрустальные воды,
Гул теплоходов скрывает листва.

Днем на панели пройти невозможно,
Здесь не останешься, скучен и хмур,
Вмиг утонуть в вихре творческом можно
В море пейзажей, картин и гравюр.

Древних церквей благородство благое,
И колокольни девический стан,
Вижу, не зря подружился с тобою
Русской природы певец - Левитан. 

Горы, как в сказке, и шелест прибоя,
Чудной резьбы деревянная стать.
Как же мне жаль расставаться с тобою,
Дай Бог увидеть все это опять!


           Храм в Дьячеве.

Тихий храм под сенью сосен,
Как из сказки теремок.
Добрых глаз святую просинь
Обратил ты на восток.

Отливая новой жестью. 
Улыбнулись купола.
Стал для всех ты доброй вестью,
Тихой радостью села.

В летний зной и в непогоду, 
В день весенний и зимой,
Сердце распахнешь народу,
Для молитвы, для святой.

Путь твой в жизнь крутой и долгий,
Мудрым словом светел взор.
Здесь ведет отец Георгий 
Со святыми разговор.

Светлый храм, расти и стройся, 
Облекись в иконостас.
Пусть текут молитвы стройно
Здесь за каждого из нас.

Будет голос свой у храма,
Душу растревожит он,
Понесется ввысь упрямо
Теплый колокольный звон.

              Старый храм.

Леса, леса, бежит дорога,
Березы нежно машут вслед,
Как надо нам с тобой немного,
Чтоб в сердце загорелся след.

Деревня спряталась в тумане,
Доносится собачий гам,
А на холме, в цветочной гамме,
Стоит безмолвный старый храм.

Он весь ушел в воспоминанья,
И думу думал в тишине.
Храм помнил, добрым утром ранним
Пел старый колокол в селе.

Его заслышав, на обедню
Спешил наряженный народ,
Припомнил радостный, последний,
На святый праздник крестный ход.

Мерцали свечи, душу грея,
Молитва сладкая лилась,
Торжественность полиелея,
Причастия Божия благодать.

Годину горькую он вспомнил,
Когда врагом разрушен был.
Как горько колокол исполнил 
Последний реквием святым!

Стоит один, венчая грезы,
Ветра его нещадно бьют,
Дождя потоки, словно слезы,
По стенам каменным текут. 

Но верит храм, в наш век не диво,
Проснется добрый, честный люд,
И колокольные разливы
На службу верных позовут.

              Путь в Дивеево.

Километры мотает «Икарус»,
Солнце сонно сомкнуло глаза.
Будто реет в пути Алый парус,
Мчит в святую обитель меня.

За окошком мелькают деревья,
К ним, склоняет главу, темна ночь,
Подмигнула огнями деревня,
Хочет добрым советом помочь.

Средь кустов ярко речка блеснула.
В ней украдкой купалась луна.
Одиноким огнем всколыхнула
Тьму широкая Волга – река.

Звезды путь освещали исправно,
Низко свесив главы над землей,
А одна улыбнулась мне славно,
Полетела на счастье со мной.

В путь святой, вдоль по берегу Волги,
Где колышется  водная ширь,
Где в молитвенных бдениях долгих,
Утопает в цветах монастырь.

В славный путь ко Святому Причастию,
Ко бесценным, нетленным мощам,
В путь к молитве, к безмерному счастью,
Помоги, Святый Господи, нам!

               Первые шаги

Желаньем пламенным горя,
Писать иконы научиться,
Я на порог монастыря
Вошла святых молитв напиться.

Отец духовный проводил,
И села у окна я скромно,
Тернистый путь благословил
Знаменьем крестным, в мир огромный.

Палитра, краски, кисть, доска,
С утра до вечера учёба,
Порыв восторга и тоска…
За всё за это, Слава Богу!

Дрожала робкая рука
И плавь подчас не получалась.
В окно смотрелись облака,
А солнце в банке улыбалось.

Пять дней упорного труда,
Конечно, не прошли напрасно,
С доски смотрела на меня
Святая Дева взором ясным.

Икона первая моя!
Ты в муках творческих родилась.
Тебя, вынашивая, я
В душе Владычице молилась.

Своё дитя всего милей!
В любви совсем не замечаешь
Косых штрихов, кривых полей,
С восторгом взгляд её встречаешь!

В Преображение лик святой
На литургии освящали.
Молились все иконе той
И в добрый путь благословляли.

                  Кинешма

За густой листвой кудрявой,
На высоком берегу
Город мой, как будто пава,
Гордо смотрится в реку.

Храмов древних колокольни,
Ввысь глядятся купола.
Край родной, лесов приволье,
Кинешемская земля!

Я смотрю на город милый
Из-за зеркала реки,
Колокольные разливы
Утром далеко слышны.

Умывается волною,
Улыбается судам,
И с молитвою святою
Шлёт поклон златым волнам

Словно юная девица,
Расцветает день за днём.
Ей к лицу в цветы рядиться,
Зелень нежить под дождём.

Руку Костроме – сестрице
С добрым сердцем подала.
Стройный мост в реку глядится,
Обнял нежно берега.

Приезжайте, добры люди,
Хлеб и соль для вас для всех,
Всё у нас в достатке будет:
Шутки, музыка и смех.

Кинешма – ты так красива!
Всей душой люблю тебя!
А каких детей взрастила
Наша добрая земля.

Астрономы, музыканты,
Адмиралы и певцы,
И художники – таланты,
И духовные отцы.

По тенистому бульвару
С детством я люблю гулять,
И под звук пластинок старых
Теплоходы провожать.

Коль судьбы лихая птица
Вдруг забросит в край чужой,
Буду за тебя молиться
Город, сердцу дорогой!


                  Осень 

Осень пряди золотые
Разбросала по березам,
Ветер вор слова лихие
Тихо шепчет про морозы.

По листочку облетает
Платье рощи – королевы,
Будто талый снег, теряет
Свой наряд в созвездии Девы.

Осень осень!
Собираешь
Ты цветы с полян веселых,
И тихонько навеваешь
Сонный вальс для древ суровых.

Дождь – бродяга в пляс пустился,
Двое суток развлекался,
Пузырями он резвился,
В лужах прыгал и купался.

Осень!
Я тебе не рада,
Гривы травам развеваешь,
Желтым вихрем листопада
Годы жизни ты листаешь.

Ближе мне весна – певунья,
Миг природы пробужденья,
Ведь весной, на радость людям,
День Христова Воскресения!


                                        
          Песнь о Волге.

В глубину твою святую
Окунулись облака.
О тебе сейчас пою я,
Волга – матушка, река.

Серебром блестишь на солнце,
В небо волн привет несешь,
По Российской, по сторонке,
К морю синему течешь.

Руки мне ласкаешь нежно,
Добрый звук молитвы шлешь.
В берег плещешься небрежно,
Ветру сладостно поешь 

Про лихого атамана
И красавицу княжну,
Про бурлацкий люд, упрямо, 
Продвигающий баржу. 

Островками чаек белых
Соткан на воде узор,
Волны обнимают смело,
Шлют призыв в ночной простор.

Белый парус одинокий
С ветром спорится в тиши,
И гудки буксиров строгих
Далеко с утра слышны.

А на берег храмы вышли,
Смотрятся в речную гладь,
Посылают чрез молитвы
Миру Божию благодать.


           Ностальгия.

Хочу в святое детство
Вернуться я опять,
Чтоб по осенним лужам 
Пойти с дождем гулять.

Взрывать листву ногами,
Как россыпи монет,
 Дарить осенней гамме
Свой одинокий след.

Срывать рябины кисти
И подносить к зубам,
С седого клена листья
Ловить то тут, то там.

Смотреть часами в небо,
Искать косяк гусей,
Припомнить быль и небыль
Беспечности моей.


             Ранний снег.

Первый снег засыпал город,
Лес, зеленые березы.
Подарил им ранний холод
Капли солнца – снега слезы.

Благодатною порою
Юный клен в златом убранстве,
Листья яркою звездою
Пламенеют в снежном танце.

Резким ветром оторвало 
Кисть рябины ярко красной.
В нежный снег она упала,
Горделива и прекрасна.

Удивленны яблок взгляды.
Не поймут они откуда,
Как холодная награда,
Вдруг свалилось это чудо.

Белый снег.
Как странна взору
Зелень в белом одеянии,
Взгляд календулы с укором,
И замерзших трав страданье.



                   Первый успех.

Недавно совсем я со страхом смотрела
На белые доски и красок каскад,
И сердце мое, то рыдало, то пело,
То в омут летело, а то в райский сад.

Конечно, еще далеко совершенство,
Но творческих мук захватила волна.
Я в образ Марии и Богамладенца
Вложила, поистине, душу сполна.

Икона готова. Душа встрепенулась.
Я вся благодарной молитвой дышу,
И снова в благую работу уткнулась.
Целителя я неустанно пишу.

Святой Пантелеимон,
Людей исцелитель!
К тебе приросла я всей грешной душой,
Твой образ смиренный, святой неба житель,
По воле судьбы днем и ночью со мной.  

Ты смотришь на мир исцеляющим взглядом,
Живет в нем надежда, покой, доброта. 
Играет душа, что со мною ты рядом,
И Господу славу глаголют уста.

Спасибо, Господь, что в сей, час не отринул,
Меня лик святой написать допустил,
В сомненьях и трудностях дщерь не покинул,
Молитву исполнить мою не забыл.

                 Дивеево.

Земля святая перед нами,
Огромных храмов стройный вид.
Там, за священными стенами
Саровский Серафим лежит.

Цветов сильно благоуханье,
Созревших яблок аромат,
Открылось Божие создание,
Предстал пред нами райский сад.

Толпа людей, молитвы море,
Монахинь стройные ряды,
Сюда везут восторг и горе,
Избыток счастья и беды.

Средь белых роз, святых и чистых,
Игуменью мне Бог послал,
Взгляд вдохновенный и лучистый
Меня средь люда отыскал.

И подойдя ко мне с улыбкой,
Достав наперсный чудный крест,
Знаменьем крестным, речью чистой,
Благословила мой приезд.

Спасибо, Господи, за счастье,
Что даже на святой земле.
Свое блаженное участие
В подарок преподнес ты мне.

Прощаясь, по святой канавке,
Мы в добрый путь пошли опять,
С отцом Варнавой, в звездной сказке, 
Вновь «Богородицы» считать.
                                                
             На источнике.

Кругом струится благодать,
Источников криницы.
Хочу я душу искупать 
И плоть в святой водице.

Как лед январский холодна,
И одинокий листик,
Желая знать свой путь до дна,
На волнах счастье ищет.

Знамением крестным осеня
Себя три раза спешно,
Я в синь воды лечу кляня,
Минуты жизни грешной.

Дыханье в ванне ледяной 
На миг остановилось,
Но я трехкратно с головой 
В источнике омылась.

Горело тело, как в огне,
Минуты золотые,
Спасибо, Господи, Тебе,
Что смыл грехи земные.


    
          По святой канавке.

В путь благой вступаем смело,
Шепчут сладостно уста:
«Здесь прошла святая Дева
По велению Христа»

По заросшей, по канавке
Путь в святую жизнь лежит,
И молитва Деве ясной
Из народных уст бежит.

Мимо вековых деревьев,
Вдоль могил,  святых крестов,
Образ Свят, с благоговением,
Каждый пронести готов.

Святой Деве величанье
150 раз пропоем,
Шаг за шагом, в мир создания,
Мы за Господом пойдем.


        У мощей святого.

Положу поклоны, отче,
Дорогим твоим мощам,
Свет звезды сквозь сумрак ночи,
Указал дорогу нам.

Святый Отче Серафиме,
Вот мечта моя сбылась!
От твоих мощей я ныне
Получаю благодать.

Пусть горит свеча и плачет,
Грешной жизни счет ведет.
От твоих молитв горячих
Тает гнев, вскипает лед.

У иконы «Умиление»,
Дни и ночи напролет,
Полный кротости, смиренья,
Ты молился за народ.

Колокольный звон зовущий
Летний воздух разбудил,
В крестный ход, к Отцу ведущий,
Нас с молитвой проводил.

Кротко, стройными рядами,
С песней Деве Пресвятой
Мы идем, и вместе с нами
Образ близкий и родной.

Увезу на сердце, Отче,
Я твоей молитвы свет,
Словно яркий луч средь ночи
Благодати Божией след.

                             
                    Монах.

Ты монашество принял мальчишкой совсем,
По своей, иль по Божеской воле,
Стали вдруг непонятны, загадочны всем
Твои радости беды и горе.

Не могла в это мама поверить никак,
Слезы горько в ночи проливала,
Сердце болью кипело : «Мой мальчик  - монах!»
Имя новое не признавала.

Зло лукавый подчас искушает тебя,
Посылая земные соблазны,
Что мирянину просто подарят любя,
Для тебя будет пошлым и грязным.

Как отчаяние часто стоит у ворот,
В чистый подвиг не верят порою,
Образ жизни твоей обсуждает народ,
Скорбь в обнимку со скудной слезою.

Твердо знают, какая тропинка нужна,
Чтоб служить честно, праведно Богу,
Но не ведает мир, как монаху трудна
И терниста на Небо дорога.

Нет друзей, нет подруг, нет ТV и гостей,
Только с Богом беседа святая.
Ты всегда и во всем на виду у людей,
И ошибки твои все считают.

Даришь всюду частички кристальной души,
Сердца жарким огнем окрыляешь.
Со свечою, молитвы чуть слышно в тиши,
В час полуночный тихо читаешь.

Верный Ангел – Хранитель, обняв горячо,
Укрепит твою душу и тело,
Даст надежное, верное друга плечо,
Чтоб душа верность Господу пела.

Макарьев – Решемский монастырь.

В воскресный день, с попутным ветром,
Встречая алую зарю,
Спешу попасть в объятья светлы 
К старинному монастырю.

Здесь, добрых слов благословеньем,
Игумен встретит мой приезд,
И с теплым трепетным волненьем
Глотаю постной жизни свет.

В тиши звучат слова молитвы,
В горячем сердце тает лед,
Размеренно, светло и чисто
Младых монахов хор поет.

Бегут минуты вдохновенья,
Идет вперед за часом час,
А кажется одно мгновенье
Промчалось искрой мимо нас.

Молитвы благо, море счастья,
Пленяет сердце красота,
Подходят радостно к Причастию
И старики и детвора.

В блаженстве сладостном витаю,
С ним расставаться не хочу.
Здесь словно крылья вырастают,
И птицей в новый день лечу.


           Осеннее утро.

Хлопья снега в небе темном
Тихо падают с небес,
Укрывая в плед огромный
Храм, дома, заволжский лес.

Так чисты и так невинны,
Несказанной красоты,
В легком вальсе, в танце дивном,
Вьюги белые цветы.

Вдруг упали на дорогу…
Грязь. Холодная вода.
Удивленный крик и слезы…
Изломалась красота.

Чистота, покой и радость
Превратились в грязь и боль.
Так грехов житейских сладость 
Увлекает за собой.

И попав в проблем волненье,
Детства чистая душа
Забывает про смиренье,
Что добра и хороша.

И тогда не каждый сможет
К Богу праведно прийти,
Средь соблазнов, путь – дорогу
В жизни верную найти. 


             4.11.2002 года.

С утра метель гудит и кружит,
Из снега вяжет кружева.
Решила листья, грязь и лужи
Засыпать к празднику зима.

Она без спроса в жизнь ворвалась
Подруги осени златой,
Сорвала листья, грязь сковала
Поземкой колкой, ледяной.

Чтоб чистою земля предстала
На праздник Девы Пресвятой,
В одеждах белых просияла,
Взглянув на мир благой красой.

И юная Святая Дева
Под песнь псалмов и блеск свечей,
По белизне невинной снега
Теплом вошла в сердца людей.


               Оптина пустынь

Небо дышит священной молитвой
И земля доброй силы полна.
Пустынь Оптина, я тебя слышу,
Здравствуй, здравствуй, святая земля!

Осеню себя крестным знаменьем,
Мытаревы слова повторю.
Пустынь Оптина – Божье творенье,
На великую землю встаю.


Храмов стройных великая сила,
Строгий взгляд, монастырская стать,
Рядом старцев святые могилы
Источают в наш мир благодать

Здесь оставлю я все прегрешенья,
Исповедую душу свою,
Пред святыми мощами, в волнении,
Ко Причастию я подойду.

Звук молитвы под сводами вечен,
Старцев оптинских слышу я глас,
Божьей силы поток бесконечен,
Помолитесь, за грешных, за нас .

Словно радуга в небе лучистом,
Воздух тронул малиновый звон,
Откровенный, по - ангельски чистый,
Разливался над храмами он.

                    Всенощная

Вдруг тишину священную нарушив,
Ударил колокол и воздух всколыхнул,
Он благостным теплом ворвался в уши
Мне душу вмиг один перевернул.

Он прозвучал, как гимн беспрекословно
Для схимонахов, иноков, мирян,
Со всех сторон, с божественной любовью,
Стекались к храму толпы прихожан.

И старец схимонах, блеснув крестами,
Внимательно взглянул в глаза мои,
Благословил холодными руками,
Достойно крест по жизни свой нести.

Звучат молитвы всенощного бдения,
Застыл иеромонахов стройный ряд,
Ни слова, ни малейшего движенья,
Глаза смиренно, кротко в дол глядят.

Дерзнула прикоснуться осторожно
Я к складочке на мантии святой,
Хоть каплю жизни постной, коль возможно,
Я увезу на родину с собой.

Волнует душу сладостное пенье,
Торжественно гудят колокола,
Рыдает сердце в благостном смирении
И радуется грешная душа.



           На источник.

Словно в мире ином,
Будто где-то в раю
Я иду меж берез и осин добродушных.
От безмерного счастья
Всем сердцем пою
Благодарный напев,
Что так радует душу.

Солнце доброе землю ласкает лучом,
Ветер с листьями
В прятки играет,
Чистый девственный лес
Со святым торжеством
Как подруге, 
С улыбкой кивает.

Вот источник святой, ключевая вода,
Темно – синяя,
В легком волнении.
И веселые листики – леса суда,
Разбегаются в вечном движении.

Здесь оставлю грехи.
Темных мыслей поток 
Унесет ключевая водица
И душа распахнется,
Как нежный цветок,
Словно вновь довелось мне родиться.

          Рождественская звезда

Храм монастырский на рассвете очи
Свои открыл,
Стряхнув остатки сна.
Над самой крышей, как посланник ночи,
Повисла в небе яркая звезда.

В туманной дымке свет молочный таял,
Вокруг звезды резвились облака,
Волшебный свет на землю посылая,
Смотрела на людей прекрасная звезда.

Ловила лучиком слова молитвы вечной,
Что с уст горячих уносились ввысь,
Так тихо, глубоко, чистосердечно,
Слова святые в небеса неслись.

Сияй, звезда!
Ты дочь морозной ночи,
Подруга алой,
Утренней зари.
Твой яркий свет
Пусть счастье мне пророчит,
Ты жизни тесный путь мой озари.


                 Молитва.

С зарей я встречу день грядущий,
Зажгу лампаду и свечу,
Молитвой, к Господу зовущей,
Я новый день благословлю.

Храни, Господь от злых деяний,
От зависти и черных бед,
От грустных дум, воспоминаний,
Зажги в душе смиренный свет.

Ты помоги мне по молитве
Твоей святой безгрешно жить.
Быть честной праведной и чистой,
Как Ты, своих врагов любить.

Терпеть обиды, униженья,
Смиренно боль переносить.
Душе моей молитвы бденье
Безмолвной ночью подарить.

Прошу у Господа я милость,
На ум наставить, путь святой,
Наполнить плоть и душу силой,
Чтоб крест нести по жизни свой.

Не дай мне гордости, тщеславья,
Чревоугодия и потех,
Чтобы в глазах твоих, в бесславье,
Не опорочил душу грех.

И снова Господу в волнении
С открытым сердцем я шепчу:
«Пошли молитв, пошли смиренья,
Жить жизнью постной я хочу!

                 Дятел.

У дороги, у проезжей
Странный звук привлек нас вдруг,
Как в лесу, во чаше снежной,
Раздавалось тук, да тук.

Старый тополь с удивленьем,
Скромно ветками качал.
Он таких, со дня рождения,
Здесь пернатых не встречал.

На ветвях веселый дятел,
Крупный, в красном колпаке,
Ствол усердно конопатил,
Задавая ритм зиме

Под болтливых ветров пенье,
Дробь счастливо отбивал.
С зимним днем, как с днем рождения
Он прохожих поздравлял.


       
                  Чудо.                                              
В это утро прихожане видели отражение Троицко-Успенского собора на небесах.

День весенний просыпался,
Серебрились небеса,
А для тех, кто в храм собрался,
Подарил он чудеса.

Свет прожектора белесый
Заливал собор кругом.
Мы, взглянув на свод небесный,
Замерли с открытым ртом.

По – над Волгой, как невеста,
Колокольня в небесах,
Вознеслось святое место
У народа на глазах.

А напротив, великаном,
Храм над городом парил,
Облаками, как туманом,
В этот час окутан был.

Пусть твердят, что только в сказке
Происходят чудеса,
Но в благой Господней ласке
Убедилась я сама.


               Весна.

Улыбается природа
И смеются небеса.
Ах, какое время года!
Вновь рождается краса.

Серебристым легким звоном
Шлет капель весны призыв,
Чтоб проснулся полусонный
В почке клейкой первый лист.

Удивленной травки нежной 
Робко выглянул росток,
И явился в мир безбрежный
Желтый, крохотный цветок.

Он, как солнца отраженье,
Лепесточки. как лучи,
И над ним в святом волнении.
Водят хоровод грачи.

Ручейков проказы светлых
И бумажный пароход
По волнам, с попутным ветром.
По весне нас повезет.


                  Апрель.

Апрель, задира и проказник,
Содрал с земли святой наряд.
Закончен белый зимний праздник.
Весна выходит на парад.

Бегут ручьи, смеются лужи,
На солнце жмурится земля,
Веселый дождь с апрелем дружит.
Усердно моет он поля.

Проснулся лес. Открыл глазницы,
Дразня нас прелою листвой.
И лужи – чистые криницы,
С прозрачной талою водой.

А на пригорочке, на кочке,
Весны сиреневый привет,
Гуляют хрупкие цветочки,
Увидеть рады белый свет.

В раскрытых почках красной вербы
Глазенки серые глядят,
Хозяин дятел, ствол усердно
Долбит, за часом час подряд.

Проснулся жук, расправил лапки,
Стряхнул с себя он зимний мрак,
А в теплой луже у канавки,
На солнце нежится червяк.

Веселых птичек голос звонкий
Порхает в легкой синеве,
И аромат весенний, тонкий
Струится тихо по земле.


               Утро.

Солнышко проснулось,
Глазки распахнуло.
С нежною улыбкой
Вниз на мир взглянуло.

Просыпайтесь пашни,
Темный лес и реки,
Улыбнитесь миру
Люди – человеки.

Протяните солнцу
Теплому ладони,
И ворвутся в душу
Огненные кони.

Сердце распахнется
Для добра и света,
И помчится песней 
В новый день с рассветом.


     Мать-и-мачеха.

Как кусочек солнца,
Словно лучик робкий,
Засветился утром
Огонек у тропки.

Нежный и веселый,
Яркий и задорный,
Смотрит удивленно,
Видит мир огромный.

Маленький цветочек – 
Солнца отраженье,
Этот день весенний 
Твоего рождения.

Любовался миром,
Приподняв головку,
И к подружке травке
Прикоснулся робко.

Целый день за солнцем 
Наблюдал упрямо,
И наивно верил,
Будто это мама.



                   Грачи.

Возвратилась домой удалая братва,
Шумно всем о весне извещая.
Спит под снегом еще молодая трава,
Лед сосулек на солнце сверкает.

А они, громким криком торопят весну,
Гнезда дружной семьей обживая,
Прутик к прутику плотно, пушинка к пушку,
Мир уютный в гнезде создавая.

На кудрявой березе деревня шумит.
Этажи нанизались на ветки,
И на каждом, в дозоре, грач папа стоит,
Рядом мама в гнезде, как в беседке.

Чужака с громким криком прогнав из гнезда,
Гордо черную голову вскинув,
В небо ясное зоркие поднял глаза
И запел величальные гимны.


           Весенний дождь.

Серый дождь стучит по стеклам,
Скучной песней месит грязь,
И целует лужи – окна,
Пузырями веселясь.

Он совсем забыл, бродяга,
Что пред осенью златой,
Лето, вкусных спелых ягод
Принесет нам в лес грибной.

Что весна, краса – девица,
По земле идет в цветах,
И поют святые птицы
В ее длинных волосах.

Так лети на серой туче 
За леса и за моря,
И пролей слезой кипучей
Свои воды на поля.

Солнце ясное златое
Ты пусти на небосклон,
Чтоб весенней пестротою
Заиграл зеленый склон.

Пусть скорей просохнут лужи,
Лепестки лесных цветов,
И весенний вальс закружит
Белокрылых мотыльков.

           Землянички.

Девочки – сестрички,
Крошки землянички,
В городском газоне 
Чудом прижились.
Смотрят удивленно,
Видят мир огромный.
Непривычна сестрам 
Городская жизнь.

Вот гудит машина,
Пролетая мимо,
Вот гуляет рядом 
Мохноногий пес,
Подошел, понюхал…
Земляничным духом
Ветерок ударил
Прямо в черный нос.

Он решил наверно,
Не съедобно, скверно!
Хоть красив и нежен 
Маленький цветок.
Пусть растет и зреет,
Бок на солнце греет,
Ягодою станет, съем,
Наступит срок!

Девочки – сестрички,
Крошки землянички,
Затаив дыхание,
Вслед ему глядят.
Нежные листочки,
Крылья – лепесточки,
Солнцу улыбнулись,
Глазками блестят.


И мечтают обе,
Как нальются вскоре
Благодатным соком,
Негой дождевой.
Покраснеют щечки
И июньской ночью
Им ноктюрн исполнит
Светлячок лесной.


                Святая Троица.

Заплетала нынче я березам косы,
Ласково вплетала ярких лент тепло.
И бродяга – ветер тихо пел про росы,
Про поля и нивы, про добро и зло.

Волга тихим плеском Троицу встречает,
Прокатив по гальке теплую волну,
Солнце на восходе красками играет,
Небо голубое смотрит в синеву.

Юные березки празднику кивают,
Обнимают ветви нежно старый храм.
Доброю улыбкой каждого встречают,
Преданно роняя листики к ногам.

В Троицу Святую Чистое Причастие, 
Поклонюсь я низко и вдохну легко.
Девицы – березки, пожелав мне счастья,
Тихо опустили руки на чело.



                13мая 2003 года.

Чистое солнце над волгой проснулось,
Легким туманом белела вода.
Свежей прохладой в лицо мне дохнула
Майского утра благая краса.

Как от мороза, трава поседела,
Чисто умывшись прозрачной росой.
Яркой румяной зарею зардела,
Радугой красок сверкнув предо мной.

Птицы вокруг заливаются звонко,
Бурно взывая к теплу и весне.
К солнцу ладошки тянула девчонка,
Новому дню улыбаясь в окне.

Воздух прохладный хрустально прозрачен,
Легким волшебным туманом одет.
Золотом, спящее небо покрасил,
Теплый, ласкающий радостный  свет.

Доброе утро встает над Россией,
Дню, задавая приветливый тон.
И посылают в мир храмы святые
Сладкий, священный, малиновый звон.


 Монастырский храм.

Под небом голубым,
Наперекор ветрам,
На волжском берегу
Стоит старинный храм.

Молитвой поутру
Приветствует восход,
И тихая волна 
Псалмы ему поет.

Проснувшись, солнца лик,
Глаза, подняв на храм,
Протянет лучик – блик,
Поклонится крестам.

Года плывут над ним.
История течет,
Мирянами любим,
Ведет он веснам счет.

Народ сюда спешит,
Несет в сердцах добро.
Всем душу усладит
Святых молитв тепло.


                 Непогода.

Хлопали форточки, трубы гудели.
Низко деревья клонились к земле.
Ветер – бунтарь, даже старые ели,
Кланяться в ноги заставил себе.

Резким порывом златое убранство
Властной рукой он с березы сорвал,
И по земле, как кровавые пятна,
Красной рябины плоды разбросал.

Старого тополя хрупкие ветки
Своем, безжалостно в лужах топил.
С крыши железо, как птицу из клетки,
В серое небо летать отпустил.

Стекла звенели, осколки сверкали,
В лужах, как в море, вскипала вода.
Ветра потоки под двери врывались,
Зло, завывая на все голоса.

Злится природа, крушит и ломает,
Слезы дождя проливает в ночи.
Видно мирские грехи отпускает,
Чтоб в новый день с чистым сердцем войти.


                Ручей.

Ручей лесной резвился,
Курчавилась вода.
Вот с камня он свалился.
Да это не беда.

Вот к берегу прижался,
Как ласковый сынок,
За ветерком погнался,
Догнать его не смог.

И радугой – искринкой
На солнце засверкал,
Красавице кувшинке
Он тихо прошептал

Слова, что часто слышал
Он в тихий час ночной,
Когда природа дышит 
Прохладой молодой.

Ей лепестки погладил,
С собою поманил,
Главу волны, в усладе,
К ноге ее склонил.

Она ж, листы смущенно,
Поправила в водах,
И цвет зари бессонный
Мелькнул на лепестках.

Ручей, смеясь задорно,
Помчался средь ветвей,
Игрой своей проворной
Порадовать людей.


               Осенняя пора.

Снова осень убранство златое
По земле раскидала с утра,
Украшая холодной росою
Травы, листья, кусты, дерева.

На березе сережки златые
В нежной зелени солнцем блестят.
Раскричались грачи молодые,
В страны теплые скоро летят.

Листья рыжие, красные с желтым,
Словно праздник у них -  маскарад.
Им рядиться осталось не долго,
Выйдет дождь на осенний парад.

Потемнеют, засохнут листочки,
Дерзкий ветер их резко сорвет,
Спать ложатся усталые почки,
Колыбельную снег им споет.

Пролетят холода и метели,
Солнце нежно погладит снега,
И проснутся усталые ели,
Небу вновь улыбнется трава.

Первоцвет зацветет на пригорке,
Побегут, зазвенят ручейки,
В каждом гнездышке, домике, норке,
Встретят вешние солнца лучи.

А пока, тучи серые ветер
Рвет на небе, как ваты кусок. 
Скоро вспыхнет, как облако светел,
Первых нежных снежинок поток.






                Осенний мотив

Небо серое, тучи рваные,
Лужи грязные в небо смотрятся.
Лица хмурые и туманные,
Под холодным дождем нахохлились.

Запоздалых птиц песнь тревожная.
Им лететь скорей в теплый край, на юг.
Нам идти вперед жизнью сложною,
Как необходим рядом верный друг.

Вместе легче с ним на ветру стоять,
Тучи серые разводить рукой,
Сквозь огонь и мрак веселей шагать,
На двоих делить с ним мороз и зной.

Скоро зимушка землю грязную
В саван белый свой крепко закует,
И споет метель песнь протяжную,
Белый чистый снег тихо упадет.




















                Масленица.

Разгулялся по России
Жирной масленицы звон.
Мчатся кони вороные.
Песни, смех со всех сторон.

Солнце злато разливает,
Во дворах печеный дух.
На блины всех приглашаем!
Ешь досыта, добрый друг!

C маслом, медом и сгущенкой,
Со сметаной и икрой,
С гречей, яйцами и пшенкой
И с молитвою святой.

Разрумянились девчонки.
Щеки яблоком горят.
Льется песней голос звонкий,
Игры душу веселят

Парни весело кидают
Гири, словно калачи,
Люд сноровкой удивляют. 
Есть в России силачи!

На шесте высоком, тонком
Заливается петух.
Самым ловким и проворным
Призом стал пернатый друг.

Затрещал костер бедовый,
В лапы чучело схватил.
Масленицы лик веселый
Будто пряник проглотил.

Ты гори, веселья баба,
Вор огонь сожги грехи,
Прочь веселья и услады,
Пост Великий впереди.

            Великий пост.

Сладко спят еще лампады,
Сумрак храма тих и прост.
Без работы дремлет ладан.
Наступил Великий Пост.

Черный цвет, как символ скорби,
Свечи, темные от слез,
Искушения и козни.
Ведь идет Великий Пост!

Прочь веселье и забавы!
Сам Христос за нас страдал.,
Жизнь свою не ради славы
Он за грешников отдал.

Ведь на горькое распятие
Он пошел, чтоб мир спасти,
Смерть, поправ, за наше счастье,
Даровал нам жизнь души.

Так склоним главы в молитве,
Слез раскаяния прольем,
С ясным взглядом, с сердцем чистым
Мы за Господом пойдем.
















                     Вечер.

Вечер землю обнимает,
Покидает солнце пост.
Месяц рожками играет,
Да блестят веснушки звезд.

Лес склоняется в молитве,
За день утомился он.
Словно воин после битвы,
Предвкушает сладкий сон.

Блекнет радуга заката,
Засыпает красок тон,
И доносится крылатый
Комаров веселый звон.

Пал туман за речкой дальней,
Словно белый снег лежит,
Воздух чистый и хрустальный
Песней соловьев звенит.

Русь святая!
 Что чудесней
Перелива наших рос!
Первоцветов интересней
И величества берез.

Пой душа ты славу Богу,
Что прекрасный этот мир,
Как волшебную дорогу
Нам рождением открыл!









                                              
                   Святая великомученица Ирина.

Народ тогда не знал Христа,
Бездушным идолам молился.
Не знали слов благих уста,
Крестом святым люд не крестился.

Жил в Магеддоне  Ликиний
И дочь его отроковица.
Блистала красотой своей
Младая умная девица.

Красивей девы не найти,
Как солнца свет горит на лике,
И царь – отец в лесной тиши
Построил дочке столп великий.

От мира, от беды берег
В храмине красную девицу, 
Чтоб христианский дух не смог
К ней в душу нежную вселиться.

А следом внес своих богов,
Чтоб в ясный день и в злую бурю,
От темных сил и от врагов,
Оберегали дочь родную.

Там до замужества она
Росла, училась и мечтала,
Вязала, шила и плела,
Премудрость жизни познавала.

Учил ее Апелиан,
Премудрый старец, взором ясен,
Он верил в Господа Христа
И знал, как тесный путь опасен.

Однажды ясным теплым днем,
В открытое окно храмины,
Спустился голубь, в клюве он 
Принес девице ветвь маслины.

А вот, в соседнее окно,
Большой орел влетел с подарком.
Цветы, сплетенные в венок,
Ей положил, свежи и ярки.

А третьим гостем ворон был.
Змею держал он в клюве крепко,
На стол ее он положил
И улетел с попутным ветром.

Была весьма удивлена
Девица юная подаркам.
Пришла с вопросами она 
К учителю, святому старцу.

« Скажи, учитель дорогой,
В догадках я всю ночь смущаюсь,
Пропал в душе моей покой,
На опыт твой я полагаюсь».

«Всевышний посетил тебя,
На сложный тесный путь наставил.
Крещением благословя,
Господь решил тебя прославить.

Большую благодать несет
На крыльях голубь нежно белый,
Девичью кротость и почет.
Будь целомудренна ты дева!

Царицей будешь ты страстей,
Подаришь людям Божие слово.
Венец Царя  Христа надеть
Ты в вечной жизни будь готова.

Невестою его пойдешь
На муки, скорби, унижения,
Но вечно жизнь ты обретешь
В небесном царстве в утешение.

А ворон – дьявол хитрый, злой,
Готовит пытки, скорбь, лишенья, 
Печаль с подругою тоской,
Гонения и оскорбленья».

И откровение сие
На сердце у нее осталось,
Поутру встреча во дворце
С родителями состоялась.

Богатый брак сулили ей,
Веселье, роскошь, наслажденья,
Но Пенелопия семь дней 
У них просила к размышленью.

К бездушным идолам она
С вопросом строго обратилась:
«Идти ль мне замуж?»
А сама, в душе ко Господу молилась.

«Молчите, золота куски?
Ответа нет, хоть вас и много!
Спрошу, как в жизни путь найти
У неизвестного мне Бога».

Уснула, голову склоня,
И видит Ангел белый, дивный,
Пред ней явился, говоря:
«Отныне звать тебя Ирина.

Восславят, дева, образ твой,
И имя велико в народе будет.
Спасется много душ с тобой,
В Спасителя поверят люди.

Средь ночи Божий человек
Придет к тебе, краса – девица.
Поможет он в твоей беде,
Научит правильно молиться.

Окрестит в Господа Христа,
Посланник от святого Павла,
Любовь, покой и доброта
Наполнят сердце Божией славой».

Все было так, как он сказал.
Вел Тимофей Ирину строго,
И Ангел рядышком шагал,
Невесту охранял для Бога.

А идолов своих в окно
Столкнула дева со словами:
 «Богами звались вы давно,
А коли так, спасайтесь сами!»

Разбились вдребезги они,
В одно мгновение раскатились,
Лишь золотые черепки
В траве, как звездочки светились.

Через неделю мать с отцом
Пришли к ней за ответом снова.
Ирина молвила с крестом:
«Теперь невеста я Христова!»

А в идолах злой демон жил.
Он начал искушать Ирину,
Но крестным знамением гоним,
Поверг царя – отца в кручину.

Его он сердце развратил,
Настроил против юной дщери.
Царь на супругу гнев пролил:
«Родной я дочери не верю!»

«В чем преступление ее?
В том, что Царя  Христа узнала
И вечной жизни торжество?» -
Царица мудрая сказала.

Но царь и слушать не хотел,
Изгнал царицу из покоев.
Узнала дочь о том, в удел
К отцу пришла, лицом спокойна.

«Печален, что ж, родитель мой,
Глаза твои, словно пучина.
С врагами нынче мир, покой,
Откуда гнев твой и кручина?»

Ответил царь: «Уж лучше б мне
Не знать тебя, родное чадо!
Я столп построил в тишине,
Все для тебя, моя отрада.

А ты презрела мой завет!
Все у тебя в достатке было! 
Не признаю я твой ответ,
Злом за любовь ты заплатила!»

«Родитель мой, какое ж зло 
Я сотворила пред тобою?»
«Отвергла ты моих богов,
Им преклонись вместе со мною!».

«Отец, любимый, дорогой,
Не буду бесу поклоняться.
Тебя во гнев он ввел, родной,
И в ад низвергнет безвозвратно».

Царь приказал ее связать,
Безумным коням в ноги бросить.
Свидетелем хотел он стать 
Мучений страшных юной дочки.

В тот миг остервенелый конь
Сорвался.
Руку вмиг цареву
Он оторвал,
И как огонь, его убил,
И тих был снова.

Всех несказанно удивив,
Конь возносил хвалы Ирине,
Как человек заговорив.
Он славил девы чистой имя.

Она ж, с молитвою благой, 
Просила для отца прощенья.
И он уже предав дух свой,
Воскрес, толпе на удивленье.

Уверовал отец в Христа,
Признал единственного Бога,
Переселился в столп и там
Молился и постился строго.

Ирина в городе осталась,
К Апелиану в дом пошла,
Молитве к Богу отдавалась,
Постилась, на земле спала.

Седекия, царь града новый.
Призвал ее к себе в покой:
«Богам моим молись ты снова,
Христа забудь,  как сон плохой»

Разгневанный ее отказом,
Велел глубокий ров копать,
Пустить в него различных гадов,
Ирину им на смерть отдать.

Но тут Хранитель – Ангел сразу
Сошел с небес к девице в ров.
Убил всех страшных гадов разом,
И к Седекию был суров.

Царь чуду очень удивился,
На колдовство ей все списал,
И вновь велел он поклониться,
Ирине собственным богам.

Она с девичьей простотою,
Спокойно молвила ему:
«Прельщенный черным сатаною,
Ты сам сойдешь за ним во тьму!»

Седекия в страшном исступлении
От зла, бессилия и тоски,
Придумал бесу развлечение – 
Пилить девицу на куски.

И привязали к древу крепко
Ирину в юной красоте,
Но новая пила как щепка
Ломалась на глазах у всех.

Тогда внесли пилу другую,
И снова тот же результат.
Пилившие, как в шторм иль бурю.
Валились с ног и стар и млад.

Взъярился царь, велел скорее
Ирину наземь положить,
Пилу подать еще острее,
На перси камень возложить
.
Пила на миг коснулась тела
И заалела ярко кровь.
Царь засмеялся: «Что же, дева,
Смотри, не спас тебя Господь?»

Гром грянул праведный, небесный,
А крупный град слепил глаза.
Спустился Ангел, дух чудесный,
Ирину он с земли поднял.

Все раны мигом исцелились,
Упал тяжелый камень прочь,
С ней восемь тысяч покрестились,
Молились праведно всю ночь.

Но бес царя смущает снова,
Решил святую устранить,
Чтоб отреклась она от Бога,
Чтоб веру во Христа убить.

Он к мельничному колесу, лютуя,
Ирину приказал привлечь,
Чтоб уничтожить плоть святую,
В прах принародно истереть.

И снова чудо совершилось!
Вода вперед не потекла!
Как ледяная, вмиг застыла,
Ирина вновь была цела.

Камней летящих мощным градом,
Во гневе люд царя побил.
С позором за ворота града,
Толпой Седекия изгнан был.

Страдал он сильно от побоев,
Семь дней в горячке пролежал.
От униженья, гнева, боли.
Под вечер душу он отдал.

Савах собрал войска большие,
Пошел войной на Магедон.
За смерть отца он мстил Ирине,
Град окружил со всех сторон.

Возник в народе ропот сильный:
«Из–за Ирины все умрем,
Нас ждет позор, грабеж, насилье,
Повергнут город наш огнем».

Святая пламенно молилась,
От Бога помощи ждала,
Молитвой войско ослепила,
Победу в город принесла.

Слепой Савах тогда взмолился,
Просил грехи его простить,
Ирине низко поклонился
Он с просьбой зренье возвратить.

Святая помолилась Богу
И Он войскам глаза открыл.
Савах на царствие дорогу,
Покаявшись, у всех просил.

Но став царем, он мести ищет.
К себе Ирину пригласил,
В темницу, без воды и пищи,
Одну на семь дней посадил.

Явился деве Ангел светлый
И на защиту рядом встал,
Молитвой к Господу заветной
В тяжелый час он поддержал.

Царь приказал Ирине в пятки
При всем народе гвозди вбить,
С песком вретище на лопатки,
Рабов заставил положить.

Бразды вложил в уста святые
И как скотину погонял,
Она ж, Христа шептала имя,
И Ангел рядом с ней шагал.

Их окружили люди плотно,
Кто плакал громко, кто кричал,
Хранитель  Ангел, дух бесплотный,
Вперед мучителей шагал.

Ударил жезлом с грозным видом,
Земля разверзлась в тот же миг,
Неверных разом поглотила,
Под дружный благодарный крик.

Ирина встала, сбросив узы,
Упало вретище с песком.
Освободилась от обузы,
А гвозди вылетели вон.

И тем же мигом исцелилась,
В народ здоровая пошла,
Христа за все благодарила
И людям истину несла.

Савах вещал народу смело:
«Придал Ирине идол сил!»
Но недовольных, Ангел белый,
Здесь десять тысяч умертвил.

А тридцать тысяч Богу верных
Кричали громко, кто как мог:
«Мы веруем, мучитель скверный,
Силен и прав Иринин Бог!»

Святая души очищала,
Бесов молитвою гнала,
Крестом Господним исцеляла.
И Божие слово в мир несла.

К великой радости народа,
На счастье матери с отцом,
Со смертного их чадо ложа
Ирина подняла крестом.

Вещала верную дорогу,
Через Христа, что был распят.
Познало вместе с нею Бога
Народа тысяч пятьдесят.

Три года людям слово Божие
Несла Ирина каждый миг,
Затем пошла по бездорожью
В соседний город Каллиник.

Царь Нумериан в том граде правил
И Артемиду возносил,
В нечестии девой обличаем,
Гнев на святую он пролил.

Сгубить Ирину непременно
За дерзость гордый царь решил,
На площади, волов он медных,
Всем на потеху растопил.

Горят костры, бушует пламя,
Вол раскалился до красна.
Святая внутрь вошла, восславив,
Молитвой Господа Христа.

И Ангел, пламень остужая,
Святой Ирине помогал,
Вдруг медный вол пошел пылая
Вперед, затем назад шагал.

Остановился, словно удивился,
Что слышит к Богу Ангела слова,
И на глазах, на части развалился.
Девица вышла, здрава и цела

Люд ликовал и славил Бога,
Крестился и молитвы пел.
Нумериан держался строго
В Христа поверить не хотел.

Хулил Христа на всю округу,
Но Ангел гневом воспылал,
И изнурительным недугом
Его за это наказал.

От боли, корчась в исступленьи,
Царь диким зверем завывал,
Предать Ирину на мученья
На смертном одре завещал.

Завет исполнить взялся смело
Его преемник Вавидон,
Боясь народа, для расправы деву 
В соседний город переправил он.

Ее к решетке привязали,
Дровами обложили и травой,
Зажгли костер и поливали
Кипящим маслом, салом и смолой.

Решетка раскалилась, красной стала,
Взирал со страхом на нее народ,
А дева словно бы в росе купалась
И Богу пела славу и почет.

Увидя силу Божию и знамения,
Царь Вавидон уверовал в Христа.
Просил он тут же у святой прощенья,
Крестился с словом Божиим на устах.

Но царь другой, по имени Саворий,
Против святой себя ожесточил,
При первой встрече, в гневе и позоре.
Он яростно мечом ее убил.

За городом, во новом гробе,
В тиши Ирину погребли.
Царь ликовал, с хулой о Боге,
Раз смерть святой он допустил.

Но сила Господа безмерна,
Был послан Ангел, деву воскресить.
Во град вошла она походкой верной,
Держа в руке маслины нежной ветвь.

Взирая на такое чудо,
В земном поклоне царь упал,
В грехах покаялся и тут же 
Крестясь, христианином стал.

В родной пошла Ирина город.
Отец ее уже почил,
А доброй мамы мудрый голос,
В небесный путь благословил.

Затем на облаке, на белом
Была перенесена в Ефес,
Где мудрым словом, добрым делом
Вещала истину с небес.

Там встретила Апелиана старца,
Молилась сутки напролет,
Кресту святому поклоняться
Учила грешный свой народ.

В день следующий пошла со старцем
За город, в тихий уголок.
Шесть праведных мужей остаться
Просила рядом в этот срок.

Гроб новый обрела святая,
Всем приказала долго жить,
Приставить к гробу велий камень,
Четыре дня не приходить.

Ее исполнив повеленье,
На пятый день мужи пришли,
Но в гробе, всем на удивленье,
Святого тела не нашли.

Вернулись в город все с молитвой,
Ирину славили уста.
Молились люди деве чистой,
Познавшей Господа Христа.

Шли помолиться люди к гробу,
Чтоб плоть и душу исцелить.
К Христу заветную дорогу
Своим сердцам навек открыть.





















                             
               
              Лесная книга.

По солнечной делянке
Я в зимний лес войду.
Увижу на полянке 
Синичек чехарду.

Веселый заяц белый,
Ушами шевеля,
По стойке «Смирно!» смело
Приветствовал меня.

Но увидав собаку,
Помчался во всю прыть
По кочкам, буеракам,
Круги в лесу чертить.

Собака удивилась:
«Куда пропал косой?»
Ему хвостом крутила,
А он удрал домой.

А на снегу, как в книге
Следов пестреет вязь,
Вот петельки – изгибы
Играют веселясь.

Вот лось прошел рогатый,
Лиса мела хвостом,
А рядом волк лохматый
Таился за кустом.

Вот ворон расписался
Небрежно на бегу,
Там заяц кувыркался
На выпавшем снегу.

Вот под кустами справа
Щегол нарядный сел,
А тут была расправа – 
Мышонка кто – то съел.

Страницы книги зимней
Раскрыл мне снежный лес,
А солнца лучик дивный
За тучками исчез.






































            14. 04. 2004 года.

Не хочет зима расставаться
С веселой и доброй землей.
С апрелем решила сражаться,
Нарушить весенний покой.

Окутала тучами солнце,
Вновь снег разбросала вокруг,
И дерзко стучится в оконце
Ветрище – злой зимушки друг.

Грача возмущенные крики
На старой березе слышны,
Где ж добрые солнышка блики
Веселой и теплой весны.

Одета в наряды цветные,
Весна наступает смеясь,
А зимушка в злобном бессилии
Слезами дождя залилась.




















                   

                  Мой город.

Бреду по улицам я Кинешмы седой
И чувствую себя, как прежде молодой.
Здесь детство босоногое прошло
И юность жизни ветром унесло.

Ты так же хороша, как много лет назад,
Старушка – Кинешма, любимый сердцу град.
Ласкает Волга берег твой крутой
Седой, послушною и ласковой волной.

Под звон колоколов святых церквей,
Я тесный путь нашла, средь жизненный полей.
Берез волшебный шум приветствует рассвет,
Дороже уголка на всей планете нет.

Российская земля, родимый уголок,
Проходит жизнь моя в тени твоих садов.
И пред тобой главу склоняю низко я,
Люблю тебя мой край,
Приволжская земля.



















          Иеромонаху Досифею.

О друге просили стихи написать,
Я просто хочу о тебе рассказать.
Ты Богом мне послан, святой человек,
Судьба нас связала, наверно, навек.

Ты солнце златое вмиг снял с высоты,
Весенней порою дарил мне цветы.
Взяв крепко за руку, по жизни повел,
И путь, что искала, мне верно нашел.

С Писанием Святым ты знакомил меня,
С заботой хранил от беды и огня.
Ты краски мне в руки и кисти вложил
И лики святые писать научил.

Ты мысли мои, что сложились в стихи,
Отправил в полет, веселы и легки.
Летят они в душу и сердце людей,
И в книгу о Кинешме милой моей.

Ты мантии шёлк мне на плечи надел,
«Объятия Отче…» трёхкратно пропел.
Ты стал мне хорошим духовным отцом,
Теперь в монастырь превратился наш дом.

И пусть злое слово и шепот лихой
Услышать могу иногда за спиной,
Но все искушения, скорби и боль
Я смело пройду, друг мой, рядом с тобой.

Молитва твоя прямо к Богу летит,
От зла, темных сил и огня защитит,
Но в вихре невзгод, как за крепкой скалой,
Стою за тобой, Человек дорогой!







      Сочельник Богоявления

Горели свечи, сосны освещая,
И снег искрился на ветвях у них.
Природа замерла, Христа встречая,
И легкий ветерок на миг затих.

Канун Богоявления, открылось небо,
И сам Господь на нас с небес смотрел.
Шуршали под ногами комья снега,
Тропарь Крещенский сладко голос пел.

Молебен водосвятный, искры скачут,
Кадильный дым склоняется к земле,
И свечи, посмотри, совсем не плачут.
А весело смеются в темноте.

Святой источник, чистая водица,
Ты нас прими в объятия свои,
С благой молитвой к Богу, окатиться,
Смыть ледяной водой свои грехи.

Звезд хоровод над нами серебрился,
Играл на небе месяц золотой,
Во Иордане сам Христос крестился
И нас омыл святой своей водой.















         Здравствуй, осень!

Пролетело золотое лето,
Незаметно, словно мотылёк.
Снова небо в туч кафтан одето,
Желтых листьев кружится поток.

Здравствуй, осень! Рыжая девица,
Золотом усыпана земля,
В закромах уже лежит пшеница,
Опустели рощи и поля.

Воробьи на ветке возмущались,
Крылышки топорщили свои,
Не могли понять, куда ж девались
Теплые, златые лета дни.

Ветер – злюка песню завывает,
 В дверь хитрюга хочет заглянуть,
Птиц последних в небе стая тает, 
Пусть Господь хранит их трудный путь!





















                Ярмарка.

Низко ивы над берегом гнутся,
Волги синь мягко радует глаз.
Есть художнику, где развернуться,
Ярких красок веселый каскад.

Как красив тихий маленький город,
За рекой храмы гордо парят,
А на площади бойко и споро
Летней ярмарки яркий парад.

Славу предкам, погибшим в битвах,
Сладкий звон колокольный вознес,
И народа святые молитвы
К Богу утренний ветер унес.

Зазвенела веселая песня
И художник ее подхватил.
Праздник русский, простой и чудесный
Искру творчества в сердце вложил.

Пляски, шутки, борьба и потехи,
Связки бубликов, море платков,
Рыба, мясо, халва и орехи
Закипел самовар! Чай готов!

Краски! Краски! Счастливые лица!
Жизни русской народный сюжет.
Знать природа решила резвиться,
Солнце яркое шлет всем привет!

И художник воспел за палитрой
Нашу ярмарку летней порой.
В Третьяковке нас встретит с улыбкой
Образ Кинешмы, сердцу родной.






               Первый иней.

Украсил землю иней первый,
Деревню, рощу и поля,
Как в царстве снежной королевы
Искрилась серебром земля.

Идешь, как будто в царстве сказки,
Лишь Бог такое мог создать!
Хрустальные сверкают глазки,
Кругом такая благодать.

Деревья, кустики, травинки
Оделись в белый нежный плед,
Играют с солнышком искринки
Смеясь и радуясь зиме.

Сверкает солнышко лучами,
На землю брызжет красотой
И яркий «зайчик», рядом с нами,
По снегу скачет день -  деньской.

Клонилось солнышко к закату,
Последний луч послал свой свет,
Как в детстве трепетном когда - то,
Земля оделась в алый цвет.

Украсил землю нежный иней,
Лежала розовой земля,
А сверху в небе темно – синем
Кивала первая звезда.











               Вьюга.

Воет, кружит, пляшет вьюга,
Дочь зимы, люта и зла.
Приказала всю округу
В чистые одеть снега.

Забирается за ворот,
Залетает в рукава. 
Белый снег засыпал город,
Рассердилась мать – зима.

Люди кутаются зябко,
Закрывают щеки, лоб,
И у каждого на шапке
Вырос маленький сугроб.

Ни тропинки, ни дороги,
Белизна слепит глаза.
По колено вязнут ноги,
По щеке бежит слеза.

Вся в снегу спешит машина,
Только дворники скрипят,
На углу у магазина
Два снеговика стоят.

Ну, а вьюга все смеется,
Громко воет и свистит,
Нагло в окна к людям рвется,
Снежной лапою стучит.

Возмущается, хлопочет
Вьюги белой карусель.
Уходить зима не хочет,
Подняла с утра метель!

А весна не за горами,
Легкой поступью идет.
С теплым ветром, с ручейками
Песни птиц с собой несет.

                      Весна 2005.

Как будто в догонялки, веселые снежинки,
Играют над землею, как мягкие пушинки.

То быстро вверх помчатся, то падают тихонько,
И песню напевают про праздник Новогодний.

Грачи, топорща крылья, орали с возмущеньем:
«Весна – красна, пропала, зиме на удивленье!»

Мороз за щеки щиплет, и ветер шапки сносит,
Весенние напевы снежинок вихрь уносит.

А тучи небо плотно руками обхватили,
И солнышко на землю взглянуть не допустили.

Проснись, весна – певунья! Открой глаза – озера!
Пусть сбросит белый саван под ярким солнцем город! 


Сосульки пусть заплачут серебреной капелью,
Снега умчатся в реки веселой каруселью.

А птичий хор подхватит весны шальные звуки,
И к солнышку подснежник протянет нежно руки.




.











                     Маки.

Красные маки склонили головки
Низко к земле, в скорбном плаче застыв,
Ветер над ними проносится легкий,
Вновь навевая забытый мотив.

Им не забыть дней годины военной,
Стонов израненной, рваной земли,
Неба дымящего купол безбрежный,
В пламенном вихре дрожат ковыли.

Помнят они ясный день на рассвете,
Солнце на землю спустило свой луч,
Спали бойцы, ну, совсем еще дети,
Словно не ведая грома и туч.

Снился им дом и счастливая мама,
Яблоня ветки склонила к земле,
Лес и рыбалка ,грибная поляна.
Девушки песню поют вдалеке.

В краткий покой вой снарядов ворвался,
Вздрогнула, словно живая, земля,
Мирный их сон в этот миг оборвался…
Юность умчалась звездой в небеса.

Алые капли мальчишеской крови,
Падали частым дождем на траву,
И расцвели, окружив их любовью,
Красные маки, вокруг, поутру.

Ласковым, теплым, земным ароматом,
Нежно дышали в лицо лепестки,
Словно прощаясь с убитым солдатом,
Низко склонились до самой земли.

В память о тех, кто не встал с поля боя,
Кто землю кровью своей оросил,
Красные маки, во славу героев,
Ярко пылают средь братских могил.
               Христос Воскрес!

Играет солнце в день счастливый,
Хор Ангелов звучит с небес,
Природа обретает силу,
Поет земля: «Христос Воскрес!»

Христос Воскрес! Улыбок море! 
Счастливый блеск у всех в глазах,
Забыты суета и горе,
«Христос Воскрес!» - звучит в сердцах!

Земля ликует, славит Бога,
Птиц радостных звенит оркестр,
К Причастию светлая дорога.
Христос Воскрес! Христос Воскрес!

Дай Бог Вам, мудрый наш учитель,
Веселой силы вешних вод!
Небесный свет в душе носите
И мыслей творческих полет.

Пасхальный глас святой молитвы
И ветра легкого крыло,
Листвы проснувшейся улыбки 
И первоцветов торжество.

А над землею, словно песня,
Пасхальный колокольный звон!
Что может быть еще чудесней?
«Христос воскрес! – поет Вам он!


























Комментариев нет:

Отправить комментарий